Моногорода Иркутской области: проблемы и перспективы

На фоне «санкционной войны» и общего падения темпов производства в стране проблемы моногородов только обострились. В 2014 г. правительство утвердило список моногородов России, которые нуждаются в повышенной государственной финансовой поддержке: сразу 8 городов Иркутского региона вошли в этот перечень. Попробуем разобраться, насколько критична ситуация в области на данный момент, и что же изменилось за эти 2 года?

Во время своего последнего посещения Иркутской области летом 2016 г. Дмитрий Медведев дал поистине экспертную оценку экономической ситуации моногородов в регионе: «Зрелище грустное, конечное». С премьер-министром даже не поспоришь. Действительно, в области моногородов больше, чем в любом субъекте РФ. В зависимости от рисков ухудшения социально-экономической ситуации, моногорода делятся на категории: со сложной ситуацией – это Байкальск и Шелехов. С ситуацией получше, но с рисками ухудшения – Тулун, Черемхово, Саянск, Усолье-Сибирское. Со стабильной ситуацией – Железногорск-Илимский, Усть-Илимск. В этих городах проживают более 380 тыс. человек.

Тем не менее, это вовсе не все населенные пункты, которые столкнулись с такими проблемами. Уровень промышленного производства неуклонно падает в таких городах, как Нижнеудинск, Алзамай, Тайшет, а также в двух крупнейших агломерациях области Ангарск и Братск. Это приводит к общему снижению уровня жизни и, как следствие, к масштабной эмиграции: во всех вышеперечисленных населенных пунктах наблюдается неуклонный отток населения. Таким образом, единственный город с позитивными экономическими тенденциями – это Иркутск.

Подробнее посмотрим, что происходит в самых «проблемных» городах, и какой у них экономический потенциал?

В 2013 г. все радовались в связи с закрытием Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), который оказывал негативное экологическое воздействие на оз.Байкал. Мало кто в тот момент думал, что это «палка о двух концах», решив одну проблему, возникла другая: безработица. Если бы ни относительно развитый сектор малых и средних предпринимателей, то город бы фактически «вымер». Какие-либо способы региональных и федеральных властей изменить ситуацию по созданию там территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) к успеху не привели. Тем не менее, в перспективе ситуация в Байкальске гораздо лучше, чем в других городах: им активно интересуются китайские инвесторы. В конце 2016 г. между иркутским туроператором и китайской инвестиционной компанией был подписан меморандум о сотрудничестве, согласно которому на базе ликвидированного БЦБК будет возведен туристический комплекс.

Наиболее критическая ситуация сейчас в г.Усолье-Сибирское: ранее химическое предприятие «Усольехимпром» было единственным, выпускающим хлор и каустическую соду от Урала до Владивостока. Но с 2012 г. производство пришло в упадок и началось массовое сокращение сотрудников. Положение «Усолье-Сибирского Силикона» и «Химстроймонтажа» немногим лучше. Когда город был объявлен ТОСЭР, ожидалось, что туда потоком хлынут инвесторы, но не вышло. Сейчас в списке резидентов с инвестиционными проектами только три компании. С 2014 г. федеральные и региональные власти внушают жителям города, что вот-вот, подождите, и скоро наступит внезапный экономический рост. Сначала усольчанам обещали 4,5 тыс. рабочих мест, потом 6 тыс., но люди продолжают уезжать из города (78,5 тыс. в 2016 г. против 104 тыс. в 1999 г.).

Относительно стабильная экономика моногорода Саянск в 2016 г. также начала «давать сбои». Градообразующим предприятием является «Саянскхимпласт», производящий сырьё для полимерных товаров и занимающий около 30% рынка страны. Более 280 тыс. тонн продукции поставляется как на российские, так и на зарубежные рынки, а экономическая рентабельность составляет около 20%. Но в 2016 г. на предприятии из-за отсутствия сырья случился вынужденный простой, что мигом спровоцировало «эффект домино». Вся социально-экономическая база города пошатнулась, и город был вынужден обратиться за финансовой помощью к региональному центру.

Город угольщиков Черемхово или, как его ещё называют, «Город застывшего советского Первомая» чуть было не вымер в 2014 г., когда из-за обвала цен на мировом рынке угля, «Востсибуголь» собирался закрыть часть своего производства. Благодаря бывшему губернатору Ерощенко, урожденному черемховцу, предприятие удалось сохранить. Но экономический коллапс Черемхово – это только вопрос времени: уголь становится все менее используемым топливом, а местный уголь заметно уступает по качеству топлива из Тулуна и Кузбасса. Тем временем население города чуть более 50 тыс., тогда как в начале 90-х было около 73 тыс.

Минэкономразвития региона продолжает говорить банальные фразы типа «развитие моногородов находится в центре внимания правительства области. Меры поддержки экономики и социальной сферы разнообразны и постоянно совершенствуются». В 2016 году три команды из Саянска, Байкальска и Усолье-Сибирского прошли обучение в Московской бизнес-школе «Сколково», даже защитили какой-то проект по развитию своих городов, но «воз и ныне там». А перспективы не очень «радужны», и кажется, что все моногорода приближаются к состоянию маленького, покинутого поселка на обочине Транссиба.

Больше всего у жителей региона вызывает недовольство тот факт, что область является крупным налогоплательщиком: так в 2014 г. иркутская счетная палата перечислила в федеральный бюджет более 200 миллиардов рублей налогов. Это два годовых бюджета региона. Тем временем сама экономика городов области медленно, но, не меняя траектории, опускается на дно.

 

Источник информации: новостной портал newsbabr.com

 

Posted in Общество, Политика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *