Расцветет ли астраханский «Лотос» и что его цвет даст российской экономике?

В ноябре 2014 года в Астраханской области была создана первая и единственная в России особая экономическая зона (ОЭЗ) «Лотос», специализирующаяся на судостроении и производстве нефтегазового оборудования. Именно она, по словам губернатора, поможет избавиться экономике региона от углеродозависимости и выйти на новую траекторию развития. Правительство РФ проект также признало заслуживающим государственной поддержки и в 2014, и в 2015 году, а в 2016 даже увеличило его финансирование. Так сможет ли расцвести астраханский «Лотос», и что его цвет может дать российской экономике?

История ОЭЗ «Лотос» началась еще в 2012 г, тогда ее базой выступали три судостроительных астраханских завода, а также к проекту обещали присоединиться петербургская компания «НГК», московская «Компания Менеджмент Инновации Развитие», занимающаяся работами по строительству газотурбинных электростанций и ОАО «Росшельф». Но не сложилось. Только в ноябре 2014 увидело свет Постановление Правительства РФ о создании ОЭЗ промышленно-производственного типа.

Якорный резидент и база ОЭЗ – судостроительный завод «Лотос», одно из крупнейших предприятий советских времен. Завод специализируется на строительстве судов класса река-море, а также некоторых комплектующих, предназначенных для разведки и добычи нефти и газа на континентальных шельфах морей и океанов. Второй резидент – компания «СВОИ», занимающаяся производством труб капельного орошения. Больше резидентов пока нет, но работа по их привлечению ведется, к 2020 г их должно насчитываться 40.

Для чего необходима такая зона? Подавляющая часть оборудования для российского судостроения в настоящее время в стране не производится. Поэтому зона рассматривается как ориентированная на восполнение дефицита этих комплектующих. Это же относится к нефте- и газодобывающему оборудованию. Перспективно и размещение здесь центра испытания этого оборудования (которого, кстати, в России еще нет) с точки зрения геологических условий: и суша, и мелководье, и шельф, и высокое содержание сероводорода в пластовой смеси. Вдобавок, это может быть интересно странам каспийского региона, имеющим всю ту же ресурсную ориентацию своих экономик, технологическую изношенность, отсутствие развитого соответствующего машиностроения и неподдельный интерес к шельфовым месторождениям Каспия.

В правительстве проект, призванный решать задачи импортозамещения в сфере судостроения и нефтегазового сервиса, был встречен весьма тепло. Д. Медведев назвал его «серьезным» и «требующим инвестиций», Д. Мантуров подчеркивал необходимость в целом государственной поддержки развития судостроения – крайне важной для обновления российского флота – и реализацию соответствующего проекта в частности. В 2016 г астраханскую ОЭЗ (наряду с калужской и липецкой) даже признали особо эффективной и выделили из федерального бюджета еще 500 млн рублей до 2018 г.

У Астраханской области для формирования и развития подобного рода ОЭЗ есть как минимум три козыря. Первый – выгодное географическое положение: пролегание через международные транспортные коридоры «Север-Юг» и «Восток-Запад» с выходом на страны Каспийского бассейна, с которыми у региона уже налажены отношения, а их дальнейшая интенсификация, в рамках проекта в т.ч., в свете последних событий только актуализируется. Второй – исторический. В 1722 г сюда прибыл Петр I, заложил собственной рукой порт, построил верфи, задав тем самым вектор дальнейшего развития. Так что, с XVIII в. Астрахань является одним из главных судостроительных и торгово-экономических центров России. И третий козырь – губернатор, который умело использует первые два и позиционирует регион как геополитический центр и южный форпост России, подхватив темы импортозамещения и восточной переориентации.

Александр Жилкин лично занимается продвижением ОЭЗ как на федеральном, так и межгосударственном уровне. Его активная политика по укреплению связей с Прикаспийскими странами, можно полагать, будет способствовать привлечению инвестиций и выходу продукции на их рынки. За долгое время работы губернатором Жилкин наработал неплохие связи в федеральных ведомствах. А в целом позитивная за десятилетие социально-экономическая динамика региона (что недавно даже особо отметил В.В. Путин) закрепляет за ним статус эффективного губернатора. Учитывая вышесказанное, можно утверждать, что его лоббистского потенциала хватит для «выбивания» федеральных денег (в свою очередь требующихся для создания и развития инфраструктуры) и, собственно, сохранения статуса ОЭЗ со всеми вытекающими отсюда преференциями. Во всяком случае пока.

Пока не истекли полномочия Жилкина. Теперь его переизбрание в 2019 выглядит куда менее реалистичным. Из Кремля задул ветер перемен: перестановки, произошедшие в губернаторском корпусе, позволяют говорить о том, что выстраивается новая региональная политика. Просматривается тренд на обновление и «омоложение» губернаторского состава, а в числе наиболее вероятных факторов, влияющих на принятие решения об отставке того или иного главы региона, называются региональная экономическая динамика, электоральные рейтинги, региональные элитные конфликты и причастность к коррупции. По всем параметрам позиции Александра Жилкина нельзя назвать устойчивыми.

Но вернемся к экономической зоне. Т.к. основным направлением ее деятельности является судостроение и производство нефтесервисного оборудования, в первую очередь предполагается размещение производств крупных компаний соответствующих отраслей и направлений деятельности. Это сможет привлечь ведущие зарубежные предприятия, способствовать их кооперации с отечественными компаниями, обмену технологиями и опытом и, конечно, принести бюджету России дополнительные средства. Но даже при сохранении политического ресурса у «Лотоса», реализация такого оптимистичного сценария пока не кажется реалистичной. Компани, претендующие на статус резидента, имеют весьма отдаленное отношение к судостроению и нефтегазовому сервису. «ЮгЛифтМаш» занимается производством лифтов и комплектующих, российско-азербайджанская «Атеф русс» — трансформаторов и другого электротехнического оборудования, подмосковная «Гекса – нетканые материалы» — полимерных нитей и тканей, «Мединтех» — нескольких видов одноразовых шприцев третьего поколения. Все это, конечно, важно и нужно, но как же российский флот или нефтегазовая отрасль?

Есть и другая опасность: более глубокая проблема, связанная с функционированием ОЭЗ в России в принципе. В 2016 г Счетная Палата решила провести аудит существующих ОЭЗ. Подсчитала и прослезилась. Почти 186 млрд. рублей канули в небытие. Практически во всех ОЭЗ бюджетные средства, выделяемые на их функционирование (вложения в инфраструктуру, проекты участников и др.), клались управляющими компаниями в банки на депозиты, а с полученной прибыли выплачивали себе зарплаты и бонусы, ничего по факту не создавая. Рабочее место в среднем обходилось государству в 10 млн. рублей. Помимо спекулятивных финансовых операций (зачастую высокорисковых), в ОЭЗ выдавали необеспеченные займы, проводили многомиллионные исследования и консультации и др. Получается, что в России они создают благоприятный не инвестиционный, а коррупционный климат.

Постигнет ли астраханский «Лотос» та же участь, что и подавляющее большинство ОЭЗ в России? Сказать сложно. Даже если нет, пока оправданно говорить лишь о появлении зоны с благоприятной бизнес-средой. Но вряд ли это способно дать импульс развитию российского судостроения, даже несмотря на не слабые заделы Астрахани в этой области. Хотя уже одно это будет неплохо.

Posted in Политика.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *